ОМТ ОМТ  ОМТ
ОМТ
ОМТ  ОМТ  ОМТ  ОМТ  ОМТ  ОМТ   ОМТ
OMT

Русское Зарубежье
Комитеты ОМТ
Журнал БВ
ОМТ-Форум

ОМТ

ОМТ


ГИМН ОМТ



Музыка Алексея ЗЫКОВА.
Слова Геннадия СУПОНЕЦКОГО.
Сост.клипа
Марина Рассказ
ова


ОМТ-партнер

Вход

Форма входа

Главная » 2015 » Ноябрь » 15 » ЛИТЕРАТУРНЫЕ ЗАМЕТКИ.
01:32
ЛИТЕРАТУРНЫЕ ЗАМЕТКИ.

Виктор Грибков-Майский,

член Союза журналистов России

ЛИТЕРАТУРНЫЕ МИСТИФИКАЦИИ  С РОССИЙСКИМИ КОРНЯМИ

(литературно-историческая миниатюра)

      Самой известной мистификацией в истории русской литературы, безусловно, остается Козьма Прутков, чьи произведения стали появляться в журналах «Современник", «Искра» и других выступали в 50—60-е годы XIX века.

     Хорошо известны и авторы этой мистификации: поэты Алексей Толстой (наибольший в количественном исчислении вклад), братья Алексей, Владимир и Александр Жемчужниковы. Они серьезно подошли к реализации своей идеи, создали даже подробную биографию своего героя, из которой узнаем, что Козьма Петрович Прутков (1803 -1863) провёл всю свою жизнь, кроме детских лет и раннего отрочества, на государственной службе: сначала по военному ведомству, а потом по гражданскому. Имел поместье в хуторке «Пустынька» вблизи ж/д станции Саблино и т.д.

    Наиболее популярными стали афоризмы Пруткова:

-  Если у тебя есть фонтан, заткни его; дай отдохнуть и фонтану.

-  Если хочешь быть счастливым, будь им.

-  Гони любовь хоть в дверь, она влетит в окно и др.

Не менее  интересными оказались и стихи  Пруткова.

 

      Мой портрет.

Когда в толпе ты встретишь человека,

        Который наг;*

Чей лоб мрачней туманного Казбека,

        Неровен шаг;

Кого власы подъяты в беспорядке;

        Кто, вопия,

Всегда дрожит в нервическом припадке, —

        Знай: это я!

        

Кого язвят со злостью вечно новой,

        Из рода в род;

С кого толпа венец его лавровый

        Безумно рвет;

Кто ни пред кем спины не клонит гибкой,

        Знай: это я!..

В моих устах спокойная улыбка,

        В груди  — змея!

        (* Вариант: «На коем фрак». (Примечание К. Пруткова

Первая публикация — в «Современнике», 1860, № 3)
       Опыт этой литературной мистификации оказался настолько успешным, что сочинения Козьмы Пруткова издаются по сих пор, чего не скажешь о еще одной литературной мистификации, имя которой  Чарубина де Габриак. А как  удивительно красиво все  начиналось!

     Анастасия Цветаева в своих «Воспоминаниях» так описала эту историю: «Ее звали Елизавета Ивановна Дмитриева. Она была учительница. Очень скромна, некрасива, невзрачна. Макс (поэт Максимилиан Волошин- Прим. В.Г.)  увлекся ее стихами, выдумал способ ей стать известной, создал миф об (испанке?) Чарубине де Габриак, и в сиянье этого имени, иноземности, воображенной красоты ее стихи взошли над Россией – как молодой месяц. А затем-затем люди все осквернили, уничтожили, а она больше не  стала писать стихов. Был жестокий день, когда – на вокзале – группа поэтов  ждала красавицу поэтессу с  пламенным  именем. Из вагона вышла незаметная маленькая женщина, - и один из ждавших, поэт! - повел себя недостойно,  непозволительно. Макс вызвал его на дуэль».

     Еще один штрих к ее портрету -  семи до шестнадцати лет Дмитриева  страдала чахоткой, была прикована к постели, и на всю жизнь осталась хромой.

     Лето 1909 Елизавета Дмитриева провела в Коктебеле, на даче у Волошина, где родилась совместная идея литературной мистификации, был придуман звучный псевдоним Черубина де Габриак и литературная маска таинственной красавицы-католички.

      Успех Черубины де Габриак был кратким и головокружительным. И неудивительно, ведь она на самом деле писала замечательные стихи.

 

 

«В глубоких бороздах ладони...»

В глубоких бороздах ладони

Читаю жизни письмена:

В них путь к Мистической Короне

И плоти мертвой глубина.

 

В кольце зловещего Сатурна

С моей судьбой сплелась любовь...

Какой уронит жребий урна?

Какой стрелой зажжется кровь?

 

Падет ли алою росою,

Земным огнем спалив уста?

Иль ляжет белой полосою

Под знаком Розы и Креста?

 

(1909, Коктебель)

 

         Но вскоре  ее разоблачили. Разоблачение Черубины состоялось в конце 1909. Первым  правду узнал поэт Михаил Кузьмин, сумевший узнать номер телефона Дмитриевой. Переводчик фон Гюнтер добился у Дмитриевой признания в обмане, и тайна стала известна в редакции «Аполлона»,  где она постоянно публиковалась. А  затем, как мы уже знаем, последовал оскорбительный выпад Гумилева в адрес Дмитриевой, который и привел  к вызову на дуэль Гумилева Волошиным.

       Все это обернулось для поэтессы тяжелейшим творческим кризисом.

       Елизавета Дмитриева (1887- 1928),  поэтесса, драматург, переводчик еще писала стихи и после этой злополучной истории, но добиться известности под своим именем ей так и не удалось.

       В истории литературы есть еще один случай, который можно называть по-разному  - или мистификацией, или плагиатом. Началась эта странная  история в Грузии,   была связана с именем  азербайджанского поэта  Мирзы Шафи Вазеха (1792 или 1804 - 1852), а закончилась в далекой Германии.

       В 1844 году в Тифлис (Тбилиси), в то далекое время это была столица Тифлисской губернии Великой Российской империи,   приехал немецкий литератор и  ориенталист Фридрих Боденштедт, который вскоре познакомился  с Мирзой Шафи Вазехом, который работал здесь учителем.

      Вернувшись в Германию,    в 1850 году  Боденштедт издал объемистую книгу «1001 день на Востоке» («Tausend und ein Tag im Orient»), часть которой посвящена Мирзе Шафи Вазеху. А в 1851 году вышла книга «Песни Мирзы-Шафи» («Die Lieder des Mirza-Schaffy») в переводе Ф. Боденштедта. Книга неожиданно стала необычайно популярной. Настолько популярно, что  ежегодно переиздавалась и была переведена на многие  европейские языки.

    Самое интересное стало происходить потом. Через двадцать лет после смерти Мирзы Шафи Вазеха  Боденштедт издал книгу «Из наследия Мирзы Шафи», в которой объявил, что песни Мирзы-Шафи будто бы  являются не переводами стихов азербайджанского поэта, писавшего кроме своего родного языка еще и на персидском, а его, Фридриха Броденштедта, собственные произведения.

      Наше небольшое эссе о самых известных литературных мистификациях закончим трагическим рассказом об истории под название «Эмиль Ажар». Мистификация.  В 1974 году писатель Эмиль Ажар публикует свой дебютный роман «Голубчик». Критики принимают его восторженно, а затем объявляется и автор, пишущий под этим псевдонимом, — это  молодой литератор Поль Павлович, племянник знаменитого писателя Ромена Гари (1914- 1980). Его второй роман «Вся жизнь впереди» получает Гонкуровскую премию, главную литературную награду Франции. Всего у Ажара выходят четыре романа.

       Нельзя не сказать, хотя бы несколько слов о самом Гари, насколько интересной и удивительной была его жизнь. Настоящее имя - Роман Кацев) родился  Вильно в тогдашней Российской империи.  Существовала легенда, что его настоящим отцом является Иван Мозжухин, звезда российского немого кино. В 1928 году мать с сыном переехали во Францию, в Ниццу. Роман изучал право в Экс-ан-Провансе и в Париже. Кроме того, он обучался лётному делу, чтобы стать военным пилотом. Во время войны он воевал в Европе и Африке. После войны был на дипломатической службе. Его первый роман вышел в 1945 году. Вскоре он становится одним из самых плодовитых и талантливых французских писателей. Но вернемся к теме нашего рассказа. А именно к литературным мистификациям.

      Однако вскоре  критики заподозрили неладное. Некоторые из них  сочли автором романов все того же Гари. Некоторые, но далеко не все. Дело в том, что к середине 1970-х Ромена Гари,  лауреата Гонкуровской премии, считали исписавшимся и выдохшимся.

    Все окончательно стало ясно после публикации в 1981 году  эссе «Жизнь и смерть Эмиля Ажара», которое Гари написал за несколько дней до смерти.

   Причиной глубокого душевного кризиса, приведшей Гари к самоубийству, послужило то, что вся  слава досталась в итоге не настоящему  Гари, а вымышленному Ажару. Хотя по существу Ромен Гари является единственным писателем, прилучившим Гонкуровскую премию дважды - в 1956 году под именем Ромена Гари за роман «Корни неба»  и в 1975 году под именем Эмиля Ажара за роман «Вся жизнь впереди»…Как показало время,

жизнь у Эмиля Ажара оказалась недолгой.

**Вымышленный «портрет» Пруткова, созданный Львом  Жемчужниковым, Александром  Бейдеманом и  Львом Лагорио.

 

 


Расскажи друзьям:



Просмотров: 1099 | Добавил: omt | Теги: Миниатюра, Виктор Грибков-Майский, тверь, заметки, Литературные мистификации, Общественное москловское телевидени
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
ОМТ


ОМТ


Связаться с нами


БЛОГ ОМТ

Мы в соц.сетях
  

Сергей Кузнецов
       

ОМТ
      

Реклама на телеканале ОМТ
Полезные ссылки
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Телекомпания АВ-ТВ



    © Общественное Московское телевидение







    ПОСЛЕДНЕЕ ПОСЕЩЕНИЕ
    html clocks часы для сайтов

    Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.
    Копирование материалов сайта возможно только с указанием активной прямой ссылки на наш сайт.
    По всем вопросам, связанным с работой сайта и размещением информации на сайте, свяжитесь с администрацией: omttv.ru@mail.ru
    © Общественное Московское телевидение

    Copyright MyCorp © 2024


    Рейтинг@Mail.ru Каталог@MAIL.RU - каталог ресурсов интернет Союз образовательных сайтов http://всё-супер.рф/