ОМТ ОМТ  ОМТ
ОМТ
ОМТ  ОМТ  ОМТ  ОМТ  ОМТ  ОМТ   ОМТ
OMT

Русское Зарубежье
Комитеты ОМТ
Журнал БВ
ОМТ-Форум

ОМТ

ОМТ


ГИМН ОМТ



Музыка Алексея ЗЫКОВА.
Слова Геннадия СУПОНЕЦКОГО.
Сост.клипа
Марина Рассказ
ова


ОМТ-партнер

Вход

Форма входа
Логин:
Пароль:

Главная » 2021 » Июль » 5 » ПРАВОСЛАВИЕ.
00:38
ПРАВОСЛАВИЕ.

Игумен Кирилл (Сахаров). 

ОБРАЩЕНИЕ К ЗЕМЛЯКАМ В СВЯЗИ С ЮБИЛЕЕМ ХРАМА В РОДНОМ ГОРОДЕ.

         Дорогие братья и сестры!

         С конца восьмидесятых началась работа по возведению храма в родном городе – Артемовске Перевальского района Луганской области. Артёмовск относительно молодой город, статус свой получил лишь в 1961 году. До этого был поселком городского типа, названного в честь товарища Артема, а основано поселение было в 1910 году под именем Екатериновка. «Екатериновские угольные копи», «Екатерининский рудник». Уже через 4 года численность населения составила около 900 человек, была открыта первая начальная школа. В 2016 году неугомонные украинские власти, декоммунизируя все, переименовали Артемовск в Кипучее, что, конечно же, не было признано местными жителями и фактическими властями города.

         Со времени основания рудника здесь никогда храма не было. Прошли 20-е, 30-е годы, война… Хоронили иногда с пением «Святый Боже» - бабушки шли за гробом. Кресты на могилах ставили. Верующие ездили на службы в райцентр или в село Малоивановка. 

         Хотел бы поделиться некоторыми воспоминаниями из детства о моем пути к Богу,  что впоследствии сподвигло меня инициировать открытие храма в нашем городе. 

         В школе учительница перед Пасхой проработку вела - это где-то 1966-67 годы: "Вы смотрите, в церковь не ходите". А церковь в районном центре, от нас 6 километров. «В церковь не ходите, иначе могут в стенгазете про вас написать,  поместят вашу фотографию». Такое вот было запугивание. Естественно,  это как-то воздействовало, но в то же время интерес возникал. Вообще, у нас в доме церковная тема не звучала, вот только бабушка иногда что-то рассказывала, когда я ее расспрашивал. Начав тайком от родителей посещать храм в райцентре, я стал много читать по религиозной тематике,  перелопатил все, что было в нашей библиотеке на эту тему - увы, это была атеистическая литература. 

         А еще я подражал богослужению – через это многие священники прошли, и Патриарх Алексий, я читал. Дома, когда никого не было, я подражал дьякону с его басом. Вместо ораря была красная лента с полосами, очень напоминающая дьяконский орарь, но это был, конечно же, не орарь, это был элемент экипировки пионера-знаменосца, который носил такую ленту через грудь. Я взял ее и как орарь использовал. Вместо кадила – белая парафиновая свеча, с помощью которой я изображал каждение. Вот такие были у меня свои богослужения в доме.

         Мне как-то все-таки удавалось тайно и храм посещать, и дома молиться, несмотря на отдельные инциденты, окружающим тогда не была ясна полная картина и глубина моего увлечения.

         Наиболее крупный инцидент был в школе. В десятом классе уроки истории и обществоведения вел директор Иван Иванович – такой крупняк по комплекции, по росту. Перед ним трепетали все – и учащиеся, и учителя. Вот идет он по коридору, эдакий слоник, и все прижимаются к стене. Он был такой медлительный, степенный. Идет такой слоник по школе, все – по углам: идет директор Иван Иванович. Потом, когда он уже стал стареть, тогда, как над старым медведем шавки начинают издеваться, так и ученики над ним. Вот он ведет урок, допустим обществоведения, кто-то отвечает, или он сам говорит и вдруг - засыпает на две-три минуты. Потом просыпается и продолжает вести тему дальше. Естественно, все давятся от смеха. Вот этот Иван Иванович на уроках обществоведения имел такое обыкновение: начинал он урок с того, что вызывал на первые парты несколько жертв, которым надо было в письменном виде за 15 минут ответить на тему предыдущего урока.

         Однажды и я оказался в числе этих жертв. Мне попался вопрос: «Материализм и идеализм» – в начале курса обществоведения была такая тема, по-моему, пятый параграф. Я уже тогда был в какой-то степени воцерковленным человеком. Начинаю отвечать на эту тему. Пишу в таком нейтральной стиле: «материализм считает, идеализм считает…». И вот, где-то в моем повествовании надо было употребить слово «Бог». Я, недолго колеблясь, пишу с большой буквы это слово и отдаю свою работу директору. На следующем уроке он опять вызывает очередных жертв на первые парты для письменных работ и разбирает предыдущие ответы. Наступает пауза, и он говорит: «Вы знаете, у нас есть такой ученик в десятом классе, который пишет, вот его письменная работа, в ответе на вопрос о материализме и идеализме, представляете себе, он пишет слово «Бог» с большой буквы!»

         И весь класс, как засмеется. Я, естественно, стушевался в какой-то степени, но как-то обошлось, как-то на этом не зациклились. Но отец мой, Сергей Яковлевич, был человек своеобразный, о нем будет сказано дальше, посетил школу только два раза за десять лет: когда меня привели в первый раз в первый класс, и когда я учился уже в 10-м классе. Он пришел в школу к Ивану Ивановичу и говорит ему: «Иван Иванович, вот такое дело, я ничего не могу поделать со своим сыном, он у меня по церквям разъезжать стал, читает церковную литературу», - не помню, не знаю точно, что уж он там говорил, но то, что я посещаю церкви, это он точно сказал. А Иван Иванович ему в ответ (со слов отца): «Да, вот я тоже столкнулся с тем, что он в письменной работе по обществоведению пишет слово «Бог» с большой буквы…».

         Вот идет урок физики в десятом классе. Приходит секретарь и говорит: «Сахаров, к Ивану Ивановичу». Вызывают меня к директору в первый раз, в общем-то. Я уже предчувствую нечто, вхожу в кабинет, он меня спрашивает: «Ты что, церковь посещаешь? Ты что, верующий человек?» Я: «Вы знаете, Иван Иванович, я люблю историю и мне интересно с этой точки зрения посмотреть, побывать»… Я как-то сумел перевести разговор в эту плоскость – культурологическую, что ли, искусствоведческую. Он, к моему удивлению, не стал давить на меня. Произошел общий разговор, где какая церковь, например, вот там, в Городище – там старообрядцы и т.д. Резюме было такое: «Ну, ты смотри, ты же собираешься поступать в институт, смотри, сложности у тебя будут», в связи с моим таким настроением. На этих словах мы и расстались. Он был историк, я поступал на истфак. Поступил, и он интересовался.

         В доме, где я рос, был сосед – человек идейный, от его доносов в 30-е годы были аресты людей. Он даже хотел пресечь пение старушек «Святый Боже» при проводах на кладбище. Услышав за стенкой, как я слушаю по радио трансляции богослужений, он сообщил об этом моему отцу. А недавно в архивах СБУ обнаружили его докладную в партком шахты на то, что у соседа сын слушает вражьи голоса и трансляции богослужений. Тогда отслеживалось, кто был с высшим образованием и пошёл по церковной стезе. Все такие местные уроженцы были на карандаше в спецорганах. Но это уже были семидесятые-восьмидесятые годы и как-то всё обошлось.

         Священника в Артемовске я видел до открытия храма только два раза. Первый раз он на нашей улице кого-то соборовал, а другой раз шел за гробом на кладбище. Донбасс, пролетарский край, шахтёрский городок… Ни священника, ни храма не было. Только с конца восьмидесятых годов началось движение в этом направлении.

         Разве я мог тогда предположить, проходя много раз по тропе, упирающейся в  дореволюционный террикон, что один из домов на этой улице будет переоборудован в церковь? Двухквартирный угловой дом стал основой для храма. Сначала одну квартиру приспособили, затем вторую. Потом расстроили, установили купол над этим помещением, соорудили колоколенку. 

         Храм Всех Русских святых. Я сознательно избрал именно этот вариант названия будущего храма – во имя Всех святых в Земле Российской просиявших, - ощущая приближение развала страны, с прицелом на будущую возможность соединения вновь, чтобы само название так работало на сознание людей. Я неоднократно служил в этом храме. Мой отец много сделал для оформления этого прихода, они с товарищем сюда приходили, много трудились. Мать тоже много сделала для храма: и пела там, и читала, что-то делала своими руками. Свою лепту и я, и родители внесли в этот храм, что-то дарили, например, купель для погружательного крещения. Сейчас в храме проходят регулярные службы, нередки крестные ходы по городу.

         Приход состоялся, 30 лет исполняется в этом году.  Готовится книга, посвященная этому событию. Многолетний  настоятель  о. Михаил, любим народом, всегда приветливо встречает гостей. Уже несколько раз в храме в своём родном городе я имел возможность  послужить по старому чину. Эти службы, как и общение с вами, доставили мне большую радость.

         Всех сердечно поздравляю с юбилеем и желаю дальнейшего процветания храма.

         С любовью о Господе,  ваш земляк игумен Кирилл (Сахаров).

*Фото автора.


Расскажи друзьям:



Просмотров: 298 | Добавил: omt | Теги: Артемовск. Луганская область, Общественное московское телевидение, Юбилей Храма в родном городе, Игумен Кирилл (Сахаров)
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
ОМТ


ОМТ


Связаться с нами


БЛОГ ОМТ

Мы в соц.сетях
  

Сергей Кузнецов
       

ОМТ
      

Реклама на телеканале ОМТ
Полезные ссылки
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Телекомпания АВ-ТВ



    © Общественное Московское телевидение







    ПОСЛЕДНЕЕ ПОСЕЩЕНИЕ
    html clocks часы для сайтов

    Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.
    Копирование материалов сайта возможно только с указанием активной прямой ссылки на наш сайт.
    По всем вопросам, связанным с работой сайта и размещением информации на сайте, свяжитесь с администрацией: omttv.ru@mail.ru
    © Общественное Московское телевидение

    Copyright MyCorp © 2021


    Рейтинг@Mail.ru Каталог@MAIL.RU - каталог ресурсов интернет Союз образовательных сайтов http://всё-супер.рф/