ОМТ ОМТ  ОМТ
ОМТ
ОМТ  ОМТ  ОМТ  ОМТ  ОМТ  ОМТ   ОМТ
OMT

Русское Зарубежье
Комитеты ОМТ
Журнал БВ
ОМТ-Форум

ОМТ

ОМТ


ГИМН ОМТ



Музыка Алексея ЗЫКОВА.
Слова Геннадия СУПОНЕЦКОГО.
Сост.клипа
Марина Рассказ
ова


ОМТ-партнер

Вход

Форма входа
Логин:
Пароль:

Главная » 2016 » Февраль » 1 » РЕЙДЕРСТВО.
23:07
РЕЙДЕРСТВО.

И. М. Рукина - д.э.н., профессор, академик РАЕН, декан факультета управления крупными городами Международного Университет в Москве. Член правления МО « Комитета по борьбе   с коррупцией».

РЕЙДЕРСТВО – КАК ЭКОНОМИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА ИЗМЕНЕНИЕ СТРУКТУРЫ ПРОМЫШЛЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА В РОССИИ И МОСКВЕ.

                  Исторический экскурс и современные реалии.

               С начала 90-х годов прошлого столетия в нашу жизнь вошли новые термины «ваучерная приватизация», «залоговые аукционы»… Слово «рейдерство» из той же категории новообразований. Своим названием оно обязано творчеству Стивенсона, Сабатини и других авторов, поведавших нам о пиратах, отчаянных рейдерах синих морей. Однако в наши дни это слово носит иной, не менее зловещий смысл.

           Прежде всего, надо сказать, что рейдерство – явление социально-экономическое, в сущности которого лежит незаконный захват собственности. Проблема незаконного захвата предприятий промышленности, малого и среднего бизнеса, объектов бытовых услуг и т.д. имеет самое прямое отношение и к организованной преступности и к «крышеванию» захватчиков со стороны чиновников и сотрудников правоохранительных ведомств, так называемых «оборотней в погонах». В переводе с английского рейдеры – это люди, совершающие налеты, набеги. Рейдерство как преступный способ захвата предприятий и бизнеса  появилось в 1920 – 1930 годах в США. Однако, в современной зарубежной практике, а теперь и у нас рейдерством называют недружественное поглощение предприятий, осуществляемое, в том числе, и в рамках закона. Выглядит это так: рейдеры покупают контрольный пакет акций у акционеров компании вопреки пожеланиям менеджмента. Кстати, именно такой деятельностью занимался герой знаменитого фильма «Красотка» в исполнении Ричарда Гира. Теперь вспомним тех директоров предприятий и институтов, которые получили свои предприятия в полное хозяйственное ведение, по сути, в собственность. На первом этапе передела именно они часто в сговоре с чиновниками и депутатами стали едва ли не основными участниками процесса, продавая свои пакеты акций рейдерам. Вообще рыночные преобразования в России начались реально с принятия Федерального Закона «Об акционерных обществах». Надо было поступить так же просто как с ваучерами – сначала раздать акции бесплатно, а потом за бесценок скупить. Это и есть первоначальное накопление капитала и собственности.

           Рейдерство – способ быстрого осуществления операций по захвату и перераспределению активов. И можно было бы не уделять ему так много внимания, если бы рейдерство не сопровождалось криминальными разборками, убийствами и угрозами в адрес тех руководителей, которые сопротивлялись рейдерским атакам. Бюджеты крупнейших компаний – рейдеров достигают сотен миллионов долларов, поэтому широко используется подкуп должностных лиц: министерских и региональных чиновников, судей, налоговиков, таможенников, сотрудников правоохранительных органов, депутатов всех уровней. Рейдерство в полном смысле слова провоцирует разрастание коррупции.

          И рейдерство не исчезло сегодня, оно просто мимикрирует, принимает другие формы, использует новые методы и новые схемы. Во времена «дикого капитализма» начала 1990-х годов огромные состояния в стране сколачивались противозаконным путем и в считанные дни. Тогда в активе рейдеров были слабость российского государства и его институтов, высокий уровень криминализации общества, стремительность передела собственности, масштабность планируемых преобразований. По иронии судьбы исполнителями этих мероприятий стали «малиновые пиджаки» с пудовыми золотыми цепями на шеях, выполняющие заказы высокопоставленных лиц. Кстати, они же часто действовали в интересах конкурирующего с нами зарубежного бизнеса, освобождавшего себе новые рыночные ниши для товаров и услуг. Показательна, например, история замечательной фабрики по выпуску мужских рубашек «Москва», которую «съели» англичане. Или история предприятия по пошиву женских пальто, которое продавало свою продукцию с большим успехом не только на внутреннем рынке, но и за рубежом. Кто сегодня слышит о фабрике «Вымпел»? Зато впервые на этот рынок вдруг вышли китайцы, которые раньше пальто не шили. А руководители рейдерских компаний уже не «малиновые пиджаки», а процветающие бизнесмены, банкиры, депутаты и сенаторы.

           Как известно, цель абсолютного большинства видов любой экономической деятельности – получение прибыли. Функцию создания единых конкурентных условий максимизации дохода, включая поддержание порядка в отношениях собственности, общество исторически делегирует государству. В условиях несовершенной конкуренции распределение прав собственности становится зависимым от величины ресурсов, направленных на их приобретение. Невыполнение государством функции создания правил игры и координации конкуренции в масштабах национального хозяйства выливается в появление разнообразных экономических мутантов. Рейдерство – из их числа.

          Феномен рейдерства, если его распространение не будет решительно пресечено в экономике и бизнесе, способен перекинуться (и уже перекинулся) на политику (в форме, например, захвата партии или общественной организации, смены их названия и руководства и  т.д.) и стать массовым в сфере частной жизни граждан, когда могут отниматься и стремительно продаваться квартиры, дачи, иная собственность. В таком случае это может коснуться огромных масс населения. И, к сожалению, подобные случаи уже есть.

           Сам же феномен рейдерства в его некриминальном значении свойственен рыночной экономике в целом. Опыт зарубежных стран и сегодня доказывает это. «Мастерами» – рейдерами мирового уровня, атакующими не только предприятия, отрасли, но и целые страны, являются, например, Кирк Керкорян, агрессивный инвестор, всегда выбирающий для себя амбициозные цели, такие как компания Даймлер Крайслер, и известный нарушитель спокойствия мажоритарных акционеров Кеннет Дарс.

            Мы очень хорошо знаем, когда есть проблема – есть и способ ее решения. Одно из железных правил, по утверждениям экспертов: «Надо сделать криминальный бизнес более рискованным и более затратным, чем правовой». Важно повернуть экономику от спекулятивной ее модели к инвестиционной. Принципиально важно изменить ситуацию, когда захватить и быстро продать бизнес, предприятие, активы, недвижимость, землю, не заплатить при этом налоги и вывести средства в оффшоры оказывается выгоднее, чем вкладывать в этот бизнес инвестиции и развивать его.

               Рассмотрим положение дел в России.

             После того как рейдерство стало бизнесом, профессией и призванием прослойки людей, составивших специализированные команды, работающие как под конкретный заказ, так и под будущую перепродажу компаний платежеспособному клиенту с высочайшей рентабельностью, и при этом не гнушающиеся криминальных действий; после того как в 2002 – 2005 годах страну захлестнул вал рейдерских атак, и из Москвы и Санкт-Петербурга процесс начал распространяться в регионы – в 2006 – 2007 годах проблему озвучили на самом высоком уровне, открыто заговорили о связи рейдерства и коррупции, в т.ч. в налоговых, правоохранительных и судебных органах государственной власти.

             Стали создаваться специальные антирейдерские органы в составе УВД субъектов Российской Федерации, межведомственные комиссии при региональных правительствах, призванные координировать деятельность для предотвращения недружественных захватов предприятий. В центре внимания оказалась и сфера корпоративных конфликтов как один из серьезных механизмов недружественных захватов. При влиятельных ассоциациях бизнеса – Торгово-промышленной палате, Российском союзе промышленников и предпринимателей, Деловой России, Опоре России – формируются и действуют специальные комиссии и третейские суды. На наиболее одиозные рейдерские команды и случаи рейдерства стали заводиться уголовные дела.

           В процессе установления ответственности и наказания рейдеров складывалась практика применения следующих статей УК РФ: 330 (самоуправство), 327 (подделка документов), 159, по которой действия рейдеров квалифицируются как хищение чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием (мошенничество). Кстати, только путем мошенничества было похищено собственности и имущества на десятки, если не сотни миллиардов рублей. Применяют и статьи, предусматривающие более тяжелое наказание, например ст. 210 (организация преступного сообщества). Кстати 159 статья в целом ряде случаев, связанных с рейдерством, до сих пор спасает положение и позволяет осудить на достаточные сроки лиц, виновных в захвате чужой собственности.

           Однако, пока противодействие рейдерству недостаточно эффективно. И причина этого не только в келейности рассмотрения дел и в коррупции, хотя фактор коррупции имеет принципиальное значение, а в сложности и порой субъективности понятия «захват». В законодательстве налицо существенные пробелы и уязвимые места, в то время как современные рейдеры и гринмейлеры действуют уже с серьезной оглядкой на УК РФ и используют труд высококвалифицированных и высокооплачиваемых юристов, отличаясь этим от «черных» рейдеров конца 1990 – начала 2000 годов. Фактически законодательной базы по борьбе с рейдерством в России нет. В 2008 году был принят ФЗ 273 «О противодействии коррупции» и целый ряд поправок в действующее федеральное законодательство. С тех пор идет постоянное совершенствование федерального законодательства и достигнуты определенные успехи в борьбе с рейдерством, но рейдерство и коррупция настолько глубоко связаны между собой, что отсутствие сколько-нибудь значимых результатов в борьбе с коррупцией, не дает возможности резкого снижения недружественных слияний и поглощений. Рейдерство мимикрирует, сам термин уже часто не отвечает тому историческому содержанию и смыслу, о котором мы говорили в начале. Рейдерство за эти годы стало плотью и кровью теневой экономики, захватывая не только бизнес интересы различных компаний, но и государственные структуры. А это уже вопрос национальной безопасности.

          Существует точка зрения, которой мы также придерживаемся, согласно которой рейдерство сегодня следует рассматривать как промышленный терроризм, и именно к промышленному терроризму оно должно быть приравнено.

            Благодаря тому, что общество разворачивается лицом к криминалу, борьба с ним усиливается по всем фронтам, рейдерство в узком (криминальном) смысле слова постепенно, хотя и очень медленно отступает. Лишь отчаянные головы  продолжают  незаконную деятельность, пользуясь своими коррупционными связями и доставляя огромные проблемы добросовестным предпринимателям, гражданам и компаниям.

          Независимыми экспертами, в том числе Межрегиональной общественной организацией «Комитет по борьбе с коррупцией» проведено глубокое исследование  процессов, связанных с рейдерством и коррупцией (хотя существуют огромные проблемы со статисткой дел, ведущихся по этой категории) и выработан пакет рекомендаций по антирейдерству. Но, по-видимому, для изучения этой темы нужен отдельный курс профессиональной подготовки.

          Процессы слияния/поглощения приобрели особую интенсивность в крупных городах, где сосредоточен основной отечественный промышленно- финансовый потенциал. При этом именно в мегаполисах существуют экономические предпосылки для недружественных поглощений, которые получили здесь особый размах.

            Враждебные (недружественные) поглощения стали серьезнейшей проблемой и для экономики Москвы. В начале и середине 2000-ных годов в столице происходило в среднем до 300 недружественных поглощений в год; при этом количество сотрудников на каждом из предприятий - «жертв» составляло от 300 до 1000 человек. Жертвами поглощений  стали такие предприятия, как тонкосуконная фабрика им. Петра Алексеева, инвалидное предприятие «Победа», знаменитая «Трехгорка» и многие другие. Негативным последствием таких поглощений явилось резкое увеличение уровня безработицы, снижение налоговых поступлений в соответствующие бюджеты, а также нецелевое использование захваченного имущества предприятий или его бездумная распродажа. По мнению экспертов, более 4000 московских предприятий (считая и научно-исследовательские институты, и фирмы – представители мелкого и среднего бизнеса) находятся в зоне особого риска, то есть могут быть поглощены в  любое время. Если говорить о недружественных поглощениях, то хуже всего дело обстояло в легкой промышленности, а также в отраслях производств, связанных с машиностроением и металлообработкой.

           Стихийный передел собственности, захлестнувший столицу, вызвал   кризис городской промышленности. Возникшие рейдерские структуры были заинтересованы лишь в вопросе приобретения дорогостоящей земли, на которой находятся столичные предприятия, а о сохранении и тем более развитии производства речь, как правило, не шла вовсе.

           Как уже указывалось, спецификой российского бизнеса и, в частности, рынка слияний и поглощений, является концентрация деловой активности в крупных городах, где несопоставимо выше предпосылки для интенсивной реализации процессов взаимодействия всех рыночных субъектов (фирм, банков, администрации и органов регионального управления), сосредоточенных и плотно размещенных на ограниченной территории.[1] Объективные предпосылки именно для недружественных поглощений в крупных российских городах существуют, прежде всего, из-за постсоветской структуры размещения в них производства (не говоря уже об особенностях менталитета руководителей отечественных предприятий и региональных администраций).[2]

             Большинство промышленных предприятий, переживших распад плановой экономики, имеют характерные черты, которые еще более обостряют ситуацию, если дислоцированы они в крупных городах. Эти предприятия, как правило:

 - имеют значительные территориальные излишки. Устаревшие технологические процессы не обеспечивают современный уровень прибыли с единицы площади, занимаемой производственным оборудованием;

 - расположены в центральных частях крупных городов и не в состоянии обеспечить норму прибыли, сопоставимую с реальной рыночной ценой занимаемой земли;

 - имеют менеджеров, которые не в состоянии, да и не заинтересованы самостоятельно реформировать существующее производство. Они проводят политику увеличения личных доходов, сдавая в аренду (субаренду) значительную часть недвижимости и земли. Объем выпускаемой продукции при этом снижается, и ухудшаются основные экономические показатели бизнеса в целом. Нередко на всю территорию предприятия распространяются льготы как на земли промышленного назначения, что искусственно поддерживает иллюзию конкурентоспособности производимой продукции;

 - имеют заниженную оценку стоимости; на момент акционирования земельный ресурс не был учтен, поэтому сейчас стоимость акционерного капитала сильно занижена, а отсутствие в настоящее время сформировавшегося рынка купли-продажи земли формирует, в конечном итоге, ее значительную спекулятивную стоимость;

 - функционируют в среде, характеризующейся отсутствием консолидации промышленности, проведением невнятной дивидендной политики, существованием пробелов в истории акционирования и приватизации, слабой организованностью финансово-хозяйственной и договорной деятельности, что создает почву для недружественных захватов в городе.

            Москва – город федерального значения; не только субъект Федерации, но и одна из крупнейших столиц мира, которая в отличие от других столиц создавалась как научно-индустриальный центр. Москва насыщена промышленными предприятиями. Из 108 000 гектар территории города 7,5 тыс. га занято промышленными зонами. После присоединения Новой Москвы  количественная оценка территории города с учетом производственно-коммунальных зон значительно увеличилась. Посмотрим на проблему рейдерства с точки зрения цены земли… Например, один гектар земли в центре столицы может стоить от 5 до 13 млн. долл. в зависимости от места расположения. Это, в свою очередь, привело к росту сделок по скупке промышленных предприятий исключительно ради приобретения прав на занимаемый земельный участок, причем наиболее популярным способом стал способ недружественного захвата.

             Широкому распространению недружественных поглощений в Москве способствовали  пробелы в законодательстве. В России на заре перестройки были приняты законы об акционерных обществах и о ценных бумагах, регулирующие деятельность фондового рынка. Оба закона являются вполне современными и соответствующими рыночным реалиям. Однако принятие закона об акционерных обществах не стимулировало развитие фондового рынка для малых и средних промышленных предприятий, что, в общем, закономерно, поскольку он должен развиваться в течение многих и многих десятилетий. Отсутствие фондового рынка являлось одним из важнейших факторов, которые провоцировали  процедуры недружественных слияний и поглощений как приоритетные инструменты деятельности инвесторов.

            В  Москве скупкой предприятий активно занимались профессиональные рейдерские структуры, делающие свой бизнес на спекуляциях с недвижимостью, потому что с развитием рыночных отношений и при относительной стабилизации экономики спрос на земельные участки растет, и у рейдерских компаний не было недостатка в заказчиках.

            Рейдерство не закончилось как явление. Оно приобретает различные формы, но остается крайне опасной угрозой для промышленности.

              Очень высокая рентабельность проектируемых сделок приводит к нарушениям правового и налогового законодательства, применяются недобросовестные и безответственные технологии оптимизации налогообложения и т.п. В свою очередь, высокая доходность понуждает финансовые и строительные корпорации заниматься корпоративными войнами и лжеинвестированием с целью захвата дорогостоящей недвижимости, невзирая на «погубленные» предприятия, незавершенные научные разработки и судьбу персонала скупаемых компаний.

           Новый собственник, заинтересованный в размещении наиболее эффективного варианта бизнеса, сворачивает текущую деятельность предприятия, увольняет работников, распродает (или просто выбрасывает) технологическое оборудование, неся при этом определенные затраты.

          Анализ московского рынка сделок М&А позволяет сформулировать парадокс современного российского мегаполиса: Недвижимость с промышленным бизнесом (даже рентабельным) в мегаполисах стоит дешевле, чем недвижимость без бизнеса.

            Отсюда следует вывод, что целью слияний и поглощений в крупных российских городах очень часто является недвижимость, а не бизнес и не возможности повышения его эффективности и конкурентоспособности, а как раз совсем наоборот – его ликвидация.

            Таким образом, создаются предпосылки для ликвидации промышленного производства, не смотря на то, что оно может быть довольно рентабельным и социально значимым.

         Эта ситуация усугубляется отсутствием четкой и определенной позиции федеральных и региональных органов государственной власти в отношении сделок по слияниям и поглощениям, несовершенством законодательной базы, коррумпированностью чиновников.  Кроме этого, на самих предприятиях обычно существует множество нерешенных проблем как юридического, так и финансово-договорного характера, в большинстве случаев отсутствует рациональная дивидендная политика, и, как правило, нет стратегии развития производства на будущее, не говоря уже о стратегии защиты своей собственности. Все это усугубляет ситуацию с недружественными поглощениями в столице.

            Рассматривая эти процессы с точки зрения городской администрации, следует отметить, что мегаполисы несут ощутимые экономические потери от недружественных поглощений. Ущерб возникает по следующим направлениям:

 - альтернативные убытки от недобора налоговых отчислений, поступающих в доходную часть городского бюджета. В ходе корпоративных войн прежде всего страдает производство, сворачивается доходный бизнес; новое производство налаживается лишь по прошествии достаточно большого периода времени, и все это время город недополучает соответствующие налоги;

 - дополнительные затраты из расходной части городского бюджета; прежде всего это затраты, связанные с трудоустройством персонала реформируемого предприятия, созданием новых рабочих мест для обеспечения занятости городского населения и предотвращения социальной напряженности; если проект реструктуризации имеет финансовую поддержку со стороны городской администрации, то это еще и дополнительное инвестиционное вложение;

 - недополучение городским населением и предприятиями города соответствующей массы товаров и средств производства. В результате снижается уровень удовлетворения спроса граждан, нарушаются хозяйственные связи предприятий и страдает промышленный потенциал города;

 - ухудшение общего предпринимательского климата в мегаполисе из-за «лихорадки» корпоративной войны, снижение деловой активности и торможение развития малого предпринимательства.

         По данным отраслевых управлений Департамента науки и промышленности Правительства Москвы, из общего количества предприятий, подвергшихся скупке акций в процессе сделок со слияниями и поглощениями в период с 2001-2004 гг., более 32% предприятий и организаций перепрофилировано или закрыто.

             В целях минимизации потерь, а также для защиты городского научного и промышленного потенциала, Правительство Москвы приняло ряд постановлений и распоряжений, направленных на противодействие стихийному переделу собственности в промышленном секторе города и запрет на использование земельных участков занятых под производство не по целевому назначению.[3] В конце мая 2004 г. Московская городская Дума приняла в последнем чтении Закон города Москвы «Об особенностях использования земельных участков в целях сохранения научно-промышленного потенциала города Москвы». В этом документе вводилось понятие «промышленная зона» и формулировались условия принятия решения об изменении целей использования земельных участков предприятий науки и промышленности. Оно принималось правительством Москвы в соответствии с градостроительной документацией в следующих случаях:

 - предварительного создания производства аналогичной (или большей) мощности в промышленной зоне города Москвы;

 - перевода в установленном порядке за пределы города экологически вредных производств, задействованных в производственно-технологическом цикле предприятия;

 - передачи в установленном порядке части земельного участка предприятия для реализации проектов по строительству, благоустройству и других проектов на основании решения Правительства Москвы;

 - в иных случаях, предусмотренных федеральным законодательством и законодательством города Москвы.

                                                                ТЕЗАУРУС.

Рейдер – лицо или фирма, чья деятельность заключается в перехвате оперативного управления или собственности той или иной компании с помощью специально инициированного бизнес-конфликта.

Рейдерская разведка – совокупность действий рейдеров.

Рейдерство – общее название ряда операций, с помощью которых рейдер получает возможность завладеть чужим капиталом, предприятием или земельным участком. Суть рейдерства в создании условий, при которых владельцы предприятий и бизнеса вынуждены отказаться от своей собственности.

Гринмейл (от англ. Greenmail – «зеленое» письмо в значении «черная метка»; одновременно производное от green в значении «деньги» и blackmail – «шантаж») – корпоративный шантаж в отношении собственников и руководителей компании с целью получить необоснованный доход или завладеть частью бизнеса или всем бизнесом путем принуждения их отдать или продать дешево свою собственность. Если целью рейдеров всегда является захват бизнеса или имущества, то гринмейлеры чаще всего довольствуются денежными или имущественными отступными, которые «закошмаренный» объект шантажа готов отдать, чтобы не потерять большее. Гринмейл – один из инструментов рейдеров, не способный существовать сам по себе, обычно работает по заказу рейдерских компаний.

Недружественное поглощение – в англосаксонской трактовке означает скупку акций на рынке, осуществляемую против воли неэффективного менеджмента и нерасторопных крупных акционеров. В общем смысле поглощение – это процесс, в результате которого активы компании становятся собственностью покупателя. Поглощение происходит, когда одна компания приобретает контроль над другой.

           Понятия и феномены «рейдерство» и «недружественное поглощение» нельзя смешивать. Они отличаются друг от друга отношением к закону. Соблюдение законодательства – тот водораздел, что разграничивает рейдерство, взращенное на почве КОРРУПЦИИ, подкупа или физической силы, с одной стороны, и недружественное поглощение, виной которому ошибки в управлении компанией – с другой.

Рыночная экономика – экономическая система, в которой роль основного регулятора экономических отношений играет рынок. В этой системе распределение ресурсов и формирование пропорций, удовлетворяющих общественные потребности, осуществляются с помощью рыночных механизмов. Они улавливают движение спроса и предложения через систему цен и прибылей. Рыночное движение потребительских благ и услуг и соответствующий ему перелив ресурсов образуют в целом экономический оборот любой рыночной экономики.

Спекулятивная экономика (от лат. Speculatio – высматривание, отслеживание) – экономика, ориентированная на получение быстрой и легкой прибыли путем покупки и последующей продажи различного рода товаров и активов. Создания новой прибавочной стоимости в такой экономике практически не происходит.

Скупка государства (State capture) – способность компаний влиять на установление основных правил игры (то есть на законы, указы и другие нормативные акты) посредством запрещенных приемов, например, платежей чиновникам и политикам. Традиционным лицом коррупции является бюрократ, вымогающий взятки у беспомощных граждан и предприятий, или же политики и бюрократы, извлекающие через государство ренту для своего обогащения. Но если интересы внегосударственной системы – такие, как частный бизнес или мафия, – будут в роли сильной стороны и смогут влиять на законы, государственную политику и нормы в свою пользу, то это будет «скупка государства». Это явление было признано наиболее разрушительной и непреодолимой проблемой коррупции, которая больше всего проявляется в странах с переходной экономикой, где процессы демократической консолидации искажены, а права частной собственности плохо охраняются.


[1] Методические рекомендации по обеспечению защиты предприятий и организаций от недружественных захватов. – М.: Издательство «Прометей», 1997.

[2] Бирюков А.В. Приоритеты реализации промышленной политики Правительства Москвы в современных условиях // В сб.: Проблемы теории и практики реформирования региональной экономики. Вып. 5. – М.: ИРЭИ, 2004.

[3] Методические рекомендации по обеспечению защиты предприятий и организаций от недружественных захватов. – М.: Издательство «Прометей», 1997.


Расскажи друзьям:



Просмотров: 1007 | Добавил: omt | Теги: Промышленное производство, рейдерский захват, Рейдерство, И. М. Рукина, Общественное московское телевидение, Россия
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
ОМТ


ОМТ


Связаться с нами


БЛОГ ОМТ

Мы в соц.сетях
  

Сергей Кузнецов
       

ОМТ
      

Реклама на телеканале ОМТ
Полезные ссылки
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Телекомпания АВ-ТВ



    © Общественное Московское телевидение







    ПОСЛЕДНЕЕ ПОСЕЩЕНИЕ
    html clocks часы для сайтов

    Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.
    Копирование материалов сайта возможно только с указанием активной прямой ссылки на наш сайт.
    По всем вопросам, связанным с работой сайта и размещением информации на сайте, свяжитесь с администрацией: omttv.ru@mail.ru
    © Общественное Московское телевидение

    Copyright MyCorp © 2021


    Рейтинг@Mail.ru Каталог@MAIL.RU - каталог ресурсов интернет Союз образовательных сайтов http://всё-супер.рф/