ОМТ ОМТ  ОМТ
ОМТ
ОМТ  ОМТ  ОМТ  ОМТ  ОМТ  ОМТ   ОМТ
OMT

Русское Зарубежье
Комитеты ОМТ
Журнал БВ
ОМТ-Форум

ОМТ

ОМТ


ГИМН ОМТ



Музыка Алексея ЗЫКОВА.
Слова Геннадия СУПОНЕЦКОГО.
Сост.клипа
Марина Рассказ
ова


ОМТ-партнер

Вход

Форма входа
Логин:
Пароль:

Главная » 2017 » Сентябрь » 27 » РУБРИКА: СОБЫТИЕ – ОБЩЕСТВЕННЫЙ РЕЗОНАНС
17:00
РУБРИКА: СОБЫТИЕ – ОБЩЕСТВЕННЫЙ РЕЗОНАНС

Александр АФАНАСЬЕВ

БОГ И БОГАТСТВО. СТЕПЕНИ БОГАТСТВА –

МЕРИЛО ОТВЕТСТВЕННОСТИ*

Макс Фасмер в «Этимологическом словаре русского языка» (Т. I. М., 1986) производит слово «богатый» от понятия «бог». Но одновременно он трактует понятие «бог» не только в его первичном смысле, но и как «достояние, доля». Уже это наводит на некоторые размышления о природе богатства. Однако Фасмер не останавливается на этом и, расширяя смысловые связи, называет уже «богатыря» богатеем, богачом, а в тюркском варианте – ещё и смелым, богатырём и даже военачальником. Судя по этим изысканиям, древними творцами русского языка выстраивалась строгая смысловая цепочка: бог – богатый – богатырь - властитель, в которой подразумевалось, что все земные ценности, по сути, достаются каждому из нас не сами по себе, а имеют тесную связь с волей Божьей и Божественным промыслом.

        В своей инерционной практической жизни, плавно текущей в русле неумеренных желаний и ограниченных возможностей, мы многое растеряли из того огромного словесного богатства, которое нам оставили в наследство наши мудрые предки. Мы пользуемся словесными клише, как кнопками мобильного телефона, не давая себе труда вдуматься в смысл произносимых нами слов. Тем самым мы обкрадываем себя, скатываемся в бытовизм повседневности и всё больше теряем смысловую канву нашей собственной жизни, а также великие внутренние смыслы человеческого бытия и общемирового развития.

         В начале 1990-х годов, когда все мы дружно и неблагодарно спешили стряхнуть с себя советское коммунистическое прошлое, в элитарных российских кругах было модным цитировать броскую фразу Маргарет Тэтчер: «Капитализм – это ответственность». Подразумевалось, что протекционистский советский строй неизбежно обрекал людей на инфантилизм, бесхарактерность и безответственность. Отсюда делался вывод, что только «свободное общество» способно дать личности (человеческому индивидууму вообще) возможность проявить себя во всей полноте и с высочайшей степенью ответственности. Сегодня мы хорошо знаем, что это была чистой воды ложь, причём не только в отношении советского человека, но и касательно западных индивидуумов.

         За 25 лет нашей жизни в российском «свободном обществе» мы наплодили много капиталистов, среди которых насчитываются около сотни только долларовых миллиардеров. Но можем ли мы говорить о понимании ими природы своего богатства, своей роли в российской экономике, обществе, государстве и своей ответственности перед Богом и людьми, многие из которых по их вине влачат жалкое существование. Ни одного из наших капиталистов, а тем более – долларовых миллиардеров, нельзя хотя бы отдалённо сопоставить по осознанию меры ответственности капитала перед обществом с фабрикантом Павлом Третьяковым. Не равнять же с ним Виктора Вексельберга, скупающего по миру яйца Фаберже для надёжного вложения капитала, или Алишера Усманова, покровительствующего тренеру-жене и делающего из барской прихоти щедрые подарки конъюнктурного толка, или Владимира Потанина, ежегодно выделяющего несколько миллионов рублей(!) на непонятно какие «благотворительные цели».

        Но Бог с ними, с богачами: у них свои степени материального богатства и своя мера ответственности за него. Не исключено, что для них, действительно, остаётся незыблемым принцип «игольного ушка». А посему для нас важнее разобраться с богатствами иного рода – богатством духовным и культурным богатством. Со времён Александра Пушкина, а если детально разобраться, то и намного раньше, на Руси и в России культурное и духовное богатство ценилось намного выше богатства материального. Исходя из этого, наш народ и наше общество долго пестовали русскую культурную элиту – средоточие высочайшей духовности, национального творческого потенциала и нравственного долженствования. И эта элита не подвела, породив уникальное всемирное явление русской интеллигенции.

             По этому богатству, по его драгоценной качественности мы не только в конечном счёте вышли с мировым «веком наравне», но в чём-то и намного опередили его. Нет смысла перечислять поимённо наших титанов духа и эталоны высокой нравственности, но в XIX веке Россия совершила такой мощный духовный и культурный прорыв, который вполне сопоставим с «космической эрой» XX века и развитыми микротехнологиями века XXI-го. Сюда следует отнести не только русскую литературу и искусство, но также естественные науки, технические изобретения и обширнейшие сферы человекознания и обществоведения. Сама Россия в преддверии революционного катаклизма 1917 года превратилась в мировое средоточие высокой духовности и трезвого здравомыслия.

              Обосновывая возможность и необходимость осуществления социалистической революции именно в нашей стране, Владимир Ленин делал упор на том, что недоразвитая в экономическом отношении Россия была «слабым звеном» в мировой капиталистической системе. Но при этом прагматиками-большевиками полностью игнорировалось то, что Россия де факто превратилась в самое сильное духовное звено мировой культуры. Не этим ли в первую очередь объяснялся феномен Великой русской революции, выношенной в либерально-демократической утробе сердобольной русской интеллигенции? И не с этим ли были связаны беспримерные репрессии, обрушившиеся в советской России не только на богачей-капиталистов, но и на весь цвет русской интеллигенции, безжалостно выдворяемой из страны, а также на приговорённое к расстрелу православное священничество?!

               У Иосифа Сталина и Максима Горького хватило ума осознать гибельную ущербность массового бескультурья и предпринять решительные шаги для возрождения русской интеллигенции. Главной целью задуманной Владимиром Лениным и осуществлённой Сталиным в 1928-1931 годах культурной революции была не только и не столько ликвидация всеобщей безграмотности, сколько восстановление и реабилитация мощного культурного ядра, без которого эту неграмотность невозможно было ликвидировать. Принципы социалистического реализма, взятые на вооружение Горьким, в свою очередь, не только поощряли романтизацию социалистического строя, но и, через «реализм», перебрасывали мостик в духовный пласт дореволюционной России.

              В нынешнюю, либеральную эпоху Россия вошла в 1991 году, имея в наличии богатейшее духовное и культурное наследие. Оно примерно на две трети состояло из неисчерпаемой сокровищницы дореволюционной России и на одну треть – из драгоценных россыпей советского прошлого. Повторяя роковую ошибку Владимира Ленина, российский олигархат и оказавшаяся у власти либеральная элита пошли по пути безжалостного разрушения культурного слоя страны. Под предлогом борьбы с «тоталитарными» коммунистическими идеями, якобы доказавшими свою безжизненность и непрактичность, были подвергнуты остракизму все советские культурные ценности и авторитеты. Ход был нечестный и неправильный: хотя бы что-то надо было для приличия оставить. Но это было только начало.

              Сегодня все наши духовные и культурные богатства вроде бы остались при нас. Во всяком случае, они в принципе никуда не делись. Но создаётся впечатление, что обычным гражданам, и прежде всего нашим детям, чинятся почти непреодолимые препятствия для полноценного пользования ими. Подобно мораторию на смертную казнь, либеральная элита сама, возможно, и пользуется тайком всеми нашими былыми богатствами, но их доступ к массам строго ограничен и, можно сказать, крохи былых богатств нам выдаются строго по карточкам - библиотечным и иным. И когда будет снят этот культурный мораторий – неизвестно. Скорее всего, - уже в какую-то иную эпоху, имеющую более тесную связь с реальностью и со здравым смыслом.

             Удивительный факт! Либерализм, порождённый в российской культурной элите вековыми мечтами русской интеллигенции о свободе творчества, нанёс непоправимый ущерб в первую очередь самой российской интеллигенции. Причём в наиболее чувствительном для неё вопросе – в подмене понятия творчества. Во-первых, из творчества стали вымываться высокие смыслы, и наша культура мгновенно скукожилась, усреднилась, скатилась в ремесленничество. Во-вторых, российская культурная среда растеряла своё былое достоинство и те принципы, которые делали её интеллигенцией. Часть её пошла в подобострастное услужение к российскому олигархату и стала суетливо подбирать крошки с барского стола. Другая часть, надувая щёки в высокомерном снобизме, пустилась в опасные игры с российским государством, злобно урча и покусывая его в расчёте на зарубежные гранты.

                Но появилась ещё и третья часть – люди не без таланта, но совершенно беспринципные. Не утруждая себя ни высокими помыслами, ни твёрдыми принципами, ни элементарной порядочностью, эти третьи «интеллигенты» - паразиты в угоду сиюминутной западной моде занялись перелицовкой всего наиболее ценного и заметного в российском, советском и зарубежном творчестве. В шоу-бизнесе этот принцип получил определение «ремикса». Суть его не в творчестве как таковом, а в ловкости перетекстовки и переаранжировки чужого «хита» с целью снятия юридического обвинения в плагиате. Из шоу-бизнеса это вороватое российское ноу-хау перекинулось в другие сферы культуры, создав мощную и весьма прибыльную индустрию поп-культуры. Что-то наподобие производства духовного поп-корна.

            Разумеется, есть ещё и четвёртая часть представителей современной российской культуры – мастеровитые консерваторы и патриотически настроенные энтузиасты. В количественном отношении они не идут ни в какое сравнение с тремя предыдущими частями: в массе своей они составляют явное большинство. Но беда в том, что погоду в российской культуре делают не они, а то самое крикливое, поддерживаемое извне конъюнктурное меньшинство, которое вытеснило консерваторов и патриотов в маргинальное поле путём лишения доступа к эфиру, массовым телепрограммам, музыкальным студиям, экрану, издательствам и тому подобному. Попросту говоря, их давят и душат, ссылаясь на слабые рейтинги и на неэкономичность серьёзного творчества.

               В ситуации явственно выраженной антагонистичной борьбы идей в культурной среде российские власти заняли странную позицию. Её можно квалифицировать как полное невмешательство в культурные процессы, или, говоря военным языком, вооружённый нейтралитет. Но из истории известно, что нейтралитет всегда выгоден сильному и наглому драчуну и убийствен для слабого и беззащитного, даже если он, по существу, прав. Говоря, «разбирайтесь сами», власть попросту умывает руки, отдавая под заклание высокую духовность и трезвое здравомыслие. Весьма показательно в этом плане то, что в нашумевшем «деле Серебренникова» речь идёт о сугубо финансовой стороне, и из политеса перед Западом стыдливо закрываются глаза на извращенческие духовные выверты «Мастера».

               Смуты в умах в России всегда были острыми и непримиримыми, и они неизменно сопровождались тяжкими народными бунтами и волнениями. Но каждый раз общество и народ находили в себе разум и нравственные силы для духовного возрождения России. Обязательно закончится и нынешнее сумеречное либеральное духовно-умственное помешательство. Судя по тому, что с каждым днём в стране всё более крепнут патриотические и консервативные силы, наш новый русский Ренессанс вовсе не за горами. Полная безответственность наших сладкоголосых либералов народу и обществу порядком надоели. Мы всё меньше верим посулам наших друзей-врагов. И всё больше хочется искренности, душевности и честности.

              Говоря об ответственности богачей, Иисус Христос не только призывал их иметь в виду образ «игольного ушка». Это было больше для острастки людей жадных и бессовестных. К нам, честным людям, этот образ не имеет никакого касательства. Для нас важнее другой его образ – образ «зарытого таланта». Хотя «талант» в Древнем Израиле был денежной единицей, в культурной среде он давно уже превратился в синоним Божьего дара. Этим Божьим даром в России обладает едва ли не каждый второй человек. Многие из нас изуверились и в своём даре, и в способности его реализовать, и в собственной ответственности за происходящее в стране и в мире. Но уже недалеко новые времена, и самый момент сейчас доставать свою заветную кубышку и использовать свой духовный, нравственный талант на полную мощь и с осознанием значимости своей творческой и гражданской ответственности.

* Статья опубликована в августе 2017 года в литературно-публицистическом просветительском журнал «Клаузура».

 


Расскажи друзьям:



Просмотров: 51 | Добавил: omt | Теги: Бог и богатство, Мерило ответственности, А. П. Афанасьев, Общественное московское телевидение, Степени богатства
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
ОМТ


ОМТ


Связаться с нами


БЛОГ ОМТ

фото и видеосъемка


 

Мы в соц.сетях
  

Сергей Кузнецов
       

ОМТ
      

Реклама на телеканале ОМТ
Полезные ссылки
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Телекомпания АВ-ТВ



    © Общественное Московское телевидение







    ПОСЛЕДНЕЕ ПОСЕЩЕНИЕ
    html clocks часы для сайтов

    Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ.
    Копирование материалов сайта возможно только с указанием активной прямой ссылки на наш сайт.
    По всем вопросам, связанным с работой сайта и размещением информации на сайте, свяжитесь с администрацией: omttv.ru@mail.ru
    © Общественное Московское телевидение

    Copyright MyCorp © 2017


    Рейтинг@Mail.ru Каталог@MAIL.RU - каталог ресурсов интернет Союз образовательных сайтов http://всё-супер.рф/